Интервью генерального директора НИС агентству Спутник

Глава NIS сообщает о грядущих крупных инвестициях и новом продукте в Сербии

Одна из самых успешных компаний в стране – NIS, которая ежегодно перечисляет в бюджет Сербии от 13 до 16 процентов средств, в этом году планирует новые инвестиции. Помимо нефтеперерабатывающего завода, реконструкция которого успешно завершена в прошлом году, компания планирует инвестировать в зеленую энергетику, в энергию знаний и в новые технологии. Целью является и расширение деятельности в регионе.

О результатах работы за прошедший период, а также о планах на этот год, мы побеседовали с генеральным директором NIS Кириллом Тюрденевым.

В рамках визита президента Путина в Белград вы подписали Меморандум о сотрудничестве с Санкт-Петербургским горным университетом в рамках проекта NIS «Энергия знаний». Этот проект и ранее был довольно успешным. Что нового принесет это соглашение?

— Вы абсолютно правы. Мы подписали Меморандум о сотрудничестве с Санкт-Петербургским горным университетом, а также с Российским государственным университетом нефти и газа им. Губкина. Это часть нашей программы «Энергия знаний», которая предусматривает инвестиции и образование специалистов, необходимых компании NIS. Мы установили сотрудничество с почти 50 сербскими и зарубежными научно-образовательными учреждениями. Мы оказываем поддержку реконструкции более 50 лабораторий и научных мастерских во всех университетах Сербии. Мы предоставили стипендии более, чем 90 студентам сербских и зарубежных университетов, более 30 из которых уже работают в NIS. Для нас это инвестиция в знания, благодаря которой мы позднее получим высококвалифицированных специалистов в нашей промышленной отрасли, а наша компания станет более конкурентоспособной.

В конце декабря вы отметили 50-летие НПЗ Панчево. Каковы дальнейшие направления развития завода?

— Прежде всего, хочу сказать, что у этого завода долгая история. Это гордость нашей компании. Считаю, что гордостью является и ведущая компания в целой стране. После прихода «Газпром нефти» в 2009 году в завод были вложены значительные средства. Сначала был построен комплекс MHC/DHT, в который инвестировано около 600 млн евро. Благодаря ему на заводе началось производство моторного топлива стандарта Евро-5. Сейчас мы находимся на следующем этапе, когда инвестируем в установку замедленного коксования, которая позволит производить больше моторного топлива, а меньше других продуктов – темных, с низкой маржей. Экономика завода улучшится и он станет более конкурентоспособным на нашем весьма конкурентном региональном рынке. Мы начнем выпускать и новый продукт – кокс, необходимый для строительной промышленности, и прекратим производство высокосернистого мазута, что является положительной экологической составляющей проекта.

Когда вы прибыли в Белград три года назад, я спрашивала вас об интервью, но тогда вы ответили, что лучше это оставить на потом, когда у вас будут результаты. Какие итоги прошлого года вы можете выделить как наиболее значимые?

— Официальные результаты пока не опубликованы. Однако, по сравнению с 2017 годом, наш финансовый баланс значительно улучшился. За последние два года финансовые результаты значительно растут, они составляют и по 10 процентов на годовом уровне. Я говорю о чистой прибыли. В прошлом году мы перечислили в бюджет страны рекордную сумму – 1 700 млн долларов. Это все налоги, которые выплатила компания – на прибыль, акцизы.

Цена на нефть на мировом рынке весьма нестабильна, а Трамп обещает «наказать» Россию еще более низкими ценами на «черное золото». Насколько в таких условиях можно планировать работу?

— Когда мы готовим свой бизнес-план, трехлетний бизнес-план, у нас есть и стратегия до 2025 года, и мы учитываем консервативные цены на нефть. Мы всегда планируем достаточно консервативно. В прошлом мы планировали на базе цены 50 долларов, сейчас цены выше, поэтому, в зависимости от года, мы планируем цену от 50 до 60 долларов. Это позволяет нам рассчитывать экономические эффекты наших инвестиционных проектов в соответствии с консервативными предпосылками. Если меняется конъюнктура рынка, у нас есть возможность скорректировать как наш прогноз, так и нашу инвестиционную программу. Однако сейчас рынок нестабилен, поэтому также нельзя делать необдуманные шаги. Инвестиции часто требуют и нескольких лет. Скажем, только на строительство установки замедленного коксования понадобится два года. Поэтому не стоит руководствоваться колебаниями нефтяной конъюнктуры, так как рынок непредсказуем.

Интересно, что в ситуации, когда цена нефти упала до 30 долларов, многие страны остановили разведку нефтяных месторождений, однако, Россия этого не сделала. То же самое вы сделали и здесь. Оказалось ли это выгодным?

— Думаю, что да, так как у нас хорошее соотношение эксплуатации и наших запасов. Мы считаем, что современные методы эксплуатации и современные технологии разведки позволяют сохранить достаточно высокий уровень эксплуатации и в будущем. Это не просто, поскольку месторождения в Сербии исчерпаны, и требуются значительные инвестиции компании.

Необходима новая технология, поскольку нужно копать глубже?

— Это вопрос сейсморазведки – 2D, 3D, дальнейшей обработки этих данных с помощью новых технологий, затем поисковое бурение, эксплуатационные скважины, обслуживание скважин… Много различных этапов. Сейчас технология становится более совершенной и возрастает точность прогнозов и понимания того, что находится под землей, на глубине полтора-два километра.

Это означает, если я вас правильно поняла, что нет необходимости в бурении для того, чтобы увидеть, есть ли нефть или нет. Достаточно иметь технологию 2D, 3D и вы знаете, что на глубине 500 или больше метров появится нефть?

— К сожалению, не все так просто. Или к счастью, так как компании, у которых есть хорошие технологии, могут более точно предусмотреть, где находится ресурс, как до него добраться и как извлечь его из земли. Технологии 2D и 3D сейсморазведки позволяют вам лишь узнать с определенной точностью, где находится ресурс. Затем следует бурение, которое позволяет получить более ясную картину.

До настоящего времени в развитие NIS и НПЗ вы вложили огромную сумму, но еще более крупные инвестиции вы ожидаете в предстоящем периоде. В каких областях? Каковы ваши дальнейшие планы?

— С момента прихода «Газпром нефти», т.е. за период 2009-2018 гг. компания инвестировала около трех миллиардов евро. В 2017 году мы приняли стратегию, предусматривающую инвестиции в размере почти двух миллиардов евро к 2025 году. Основные направления – это строительство установки замедленного коксования, т.е. повышение конкурентоспособности нашего НПЗ (в размере 300 млн евро), сохранение эксплуатации, а также инвестиции в электроэнергию. Для нас это относительно новое направление в развитии компании. У нас есть проект строительства ТЭЦ Панчево. Помимо нашего нефтеперерабатывающего завода, совместно с нашим партнером «Газпром энергохолдингом» мы строим газовую электростанцию, которая будет производить электрическую энергию и пар. Кроме того, у нас есть проект строительства ветропарка в Сербии, опять же, с нашим партнером. На наших месторождениях мы строим малые электростанции, которые позволяют нам перерабатывать добываемые здесь ресурсы в электроэнергию.

В Сербии вы работаете в условиях жесткой конкуренции. Каким образом вы боритесь с ней?

— Балканы действительно являются весьма конкурентным рынком. Здесь — в радиусе в каких-то 500 километров — есть много нефтеперерабатывающих заводов. Однако в рыночных условиях мы всегда находим общий язык с конкурентами. А именно, в Сербии, благодаря логистике, у нас есть конкурентное преимущество, поэтому, прежде всего, мы снабжаем Сербию нашим моторным топливом через собственную автозаправочную сеть, состоящую из около 400 АЗС: более 300 в Сербии и еще около 100 заправок – в Румынии, Боснии и Герцеговине и Болгарии. С конкурентами есть и рынок, который по сути регулирует наши отношения и позволяет всем зарабатывать деньги и поставлять топливо нашим клиентам.

Давайте поговорим немного на тему, которая лично мне очень интересна, а вижу, что и вам. Это цифровая трансформация деятельности. Что именно это означает?

— Об этом много говорят, фраза «цифровая трансформация» сопровождается всеобщей эйфорией. Могу сказать, что это лишь верхушка айсберга, однако, то, что находится под водой – это кардинальная трансформация, практически, ДНК компании. Это процесс трансформации, который предусматривает разработку интерфейса компании с внешним миром. Например, ввод в оборот электронных документов. Мы работаем над электронной трансформацией, мы рассматриваем ее как экономически эффективный проект, который позволит нашей компании стать максимально конкурентоспособной на рынке. Однако иногда все же требуется реагировать быстро, рисковать какими-то деньгами, может, не слишком большими суммами, для того, чтобы дать шанс новым технологиям. Мы этим занимаемся, мы ввели новую важную должность – CDO – «chief digital officer» – это человек, отвечающий за цифровую трансформацию внутри компании. Все наши руководители осознают необходимость реализации этого процесса; что, по сути, это является ресурсом для них, для того, чтобы они работали еще лучше и конкурентоспособнее, тем самым влияя на вызовы самого рынка в этой отрасли.

Как с этим процессом справляются другие компании, с которыми вы сотрудничаете? Догоняют ли они вас или вы находитесь где-то на вершине, в то время как они и дальше копаются в бумагах?

— Думаю, что многие наши конкуренты начали этот процесс уже давно, некоторые достаточно далеко продвинулись в этом смысле, поэтому это мы должны их догонять, тогда как некоторые идут медленнее, но все они работают над этим. Главное – не поддаваться эйфории и проводить дигитализацию только ради дигитализации. Все проекты необходимо реализовывать с четким осознанием – знать причину, для чего они внедряются. Дигитализация – это своеобразный катализатор, который позволяет вам менять процессы внутри компании, менять способ работы компании, менять ДНК компании. Здесь достаточно много компонентов. Вам необходимы люди, которые в состоянии работать с этими технологиями и развивать эти проекты. Вам необходимы образованные молодые специалисты, которые в состоянии это делать и, в конце концов, хотят это делать. Одновременно это и способность организации быстро принимать определенные перемены, ее способность исключать из употребления какие-то устаревшие правила – например, длительный процесс, который требовал 30 подписей…

Если вы это сделаете, вы получите Нобелевскую премию…

— Многие это уже делают и не получают за это Нобелевскую премию, это всего лишь время, в котором мы живем. Мы, фактически, живем в такое время, когда перемены происходят весьма быстро, а скоростью этих перемен измеряется конкурентоспособность компании. Поэтому компания и теряет конкурентоспособность и терпит убытки на рынке, а наша стратегия долгосрочна и мы желаем, чтобы NIS стала энергетической компанией, которая является лидером в стране и которая борется за лидерство в регионе.

Скоро будет объявлен тендер на приватизацию „Петрохимии“. У NIS уже есть 20 процентов этой компании и многие ожидают, что компания приобретет и контрольный пакет. Входит ли это в ваши планы?

— Мы заинтересованы в стабильной работе «Петрохимии» ,и в связи с этим, мы проводим многочисленные консультации с государством, прежде всего, когда речь идет о будущем после приватизации этой компании. Мы действительно являемся акционерами, наша доля составляет 20 процентов, однако, мы являемся и поставщиком для этой компании. Если все сложится и NIS будет выгодно приобрести эту фирму и если она будет в состоянии поддерживать ее конкурентоспособность, то прекрасно. Надеюсь, что этот процесс тогда и последует.

Каковы ваши цели в регионе?

— Наша задача – сохранить лидерскую позицию в Сербии и бороться за лидерство в регионе. Помимо прочего, я считаю, что за последние несколько лет мы повысили свою конкурентоспособность. Однако на этом нельзя останавливаться, мы должны продолжать эту работу. Помимо эксплуатации, переработки и продажи нашей продукции, перед нами стоит задача открыть еще некоторые направления, которые обеспечат положительный баланс нашей компании, для того, чтобы выплачивать дивиденды нашим акционерам, перечислять налоги государству, обеспечивать наших клиентов энергоносителями и другими услугами. Чтобы принимать на работу специалистов, но, в конце концов, и для того, чтобы делать интересные вещи.

 

Полное интервью доступно на сайте агентства Спутник:

https://rs.sputniknews.com/intervju/201902201118908191-kiril-tjurdenjev-nis/

Бирка:

Поделиться

Инструменты

Контакты

Пресс-служба

+381 11 313 0116

+381 11 205 8490

press@nis.eu

Милентия Поповича 1

11000 Белград